Рейтинг пользователей: / 5
ХудшийЛучший 

Я ёжик, я упал в Ганг.

Именно так я хотел назвать свой рассказ, но получился просто дневник, и рассказ с таким названием уже есть, случайно прочитал его в бесплатном журнале (которые раздают в самолётах), его написал Елистратов Владимир http://www.proza.ru/2010/01/22/1093, советую прочитать… Ну, собственно,  к моей истории.
Одиннадцать лет назад, впервые побывав в Индии с группой паломников из Томска,  я вел дневник  и теперь, написав предысторию, публикую.
Осенью 2002 года мы, с супругой Еленой, были обеспокоены полученным гороскопом, в котором указывалось на бесплодие жены. Лена прошла медицинское обследование и опасения подтвердились.  Через месяц от астролога пришло письмо, где приводилась мантра для изменения этой ситуации, а так же рекомендация - попытаться зачать ребёнка в 2003 году, т.к. год очень благоприятен для этого, и наложение благоприятных и не благоприятных факторов даёт шанс. Помимо этого, в письме советовалось  родителям, или одному из них,  совершить паломничество по святым местам в Индии, связанным с изменением судьбы и исполнением желаний.

Сразу, после окончания университета, я устроился работать юристом в исправительную колонию, заработки были не велики, квартиру снимали… Но, после этого письма астролога,  всё стало складываться само.
Я печатал документы, сидя за рабочим столом, когда в кабинет шумно зашел мой друг майор Кузнецов, улыбка была до ушей – настроение явно хорошее и с порога спросил: «Вот думаю,  кому бы денег занять!». Я напрягся, понимая важность момента, и без улыбки сказал: «Я сижу и думаю где взять денег, но вот проблема, когда отдам - не знаю».  Рассказ о поездке занял пару минут, а решение Кузнецов принял ещё быстрее: «Индия, так Индия, как сможешь так отдашь». На следующий день я стал обладателем суммы равной стоимости одного билета  до Дели от Бишкека.


Владимир Кузнецов - творческий человек, он пишет стихи, в ноябре 2003 я принял участие в публикации его сборника.  Моё любимое:
А руки я пожать не могу
«Знакомый парнишка, он рос по соседству,
Мы с детства с ним вместе играли в войну,
Стоит предо мной, просто некуда деться,
А руку пожать я ему не могу.

На нём телогрейка и шапка –ушанка,
Здесь мода стара, да и месяц не май,
Рука в портаках, между пальцев цигарка
Имя на бирке – Петров Николай.

Колян, как так вышл, что ты за колючой
Трубишь, как я слышал, не первый годок.
Ответ был простой: мол хотелось как лучше,
К свободе бежал, а попал под замок.

Служил в погранцах, на Таджикской границе,
Под пулями горцев пришлось полежать.
Друзей хоронил, забывая их лица,
А мне не хотелось вот так умирать.

И как-то под вечер рванул в самоволку,
Четыре недели к сибирским лесам.
А дома уже собирали котомку,
Там срок меня ждал  к трём тюремным годам


Потом он спросил, а как вышло, Володя,
Что ты нацепил милицейский погон.
Ей богу, не знаю, чем лучше та воля,
Которая в спину толкает в загон.

И так мы стояли, российских два парня,
Он попросту зек, ну а я, офицер,
Он вор-дезертир, ходу давший из армии,
А я – командир исправительных дел.

Эх, Родина – мать, почему так жестоко
Ты в угол загнала своих сыновей.
Одних – под чеченские пули Моздока,
Других – на диету казённых харчей.

И странная боль накатила на сердце,
Обида за Кольку, за нашу страну.
Стою перед ним, просто некуда деться,
А руки пожать я ему  не могу.

1995г.

Лена хотела ехать в Индию со мной, но больше денег найти не смогли, а ехать без меня она отказалась.  Слух о моих планах пополз по знакомым и к декабрю набралась группа в полтора десятка  человек.  Не я один хотел поехать  в Индию.
Следует сказать, что в то время поездка в Индию была не так проста и доступна как сейчас, редко кто имел такой опыт, а опыт паломничества в группе был только у Энвера Измайлова.  Наш маршрут был таков: Томск-Новосибирск-Алматы-Манас-Дели, на тот момент это был самый дешёвый вариант.
Сложилось так, что поездка начиналась в неблагоприятный для путешествий и начинаний 11-й лунный день – экадаши.


Дневник: 42 дня в пути


День первый, 4 марта 2003 года

В 9-40 с Томского автовокзала отправился наш автобус до Новосибирска. Хотели взять с собой видео камеру, но она сломалась за день до поездки. Было очень много провожающих,  я смотрел только на Лену, внешне она была спокойна, но более грустных глаз  жены я не видел ни когда.
Автобус был новый огромный  Мерседес, доехали всего за  четыре часа и оставшееся до поезда время потратили на обмен валюты, покупки продуктов и просмотр дорожных карт.

В 17-00, поезд Новосибирск-Алматы отправился по расписанию и мы расслабились,  проводники казахи очень дружелюбные, соседи приличные…  Нас пугали, что казахские составы ужасны и ехать в них опасно, но пока всё хорошо.  Можно приступить к празднованию  - в группе был день рождения у Тамары Ивановны (пожилой и очень весёлой дамы). Всё закончилось перееданием  и вагонными разговорами.  Вечером заметили подозрительных молодых людей, часто курсирующих через вагоны – убрали вещи в рундуки и легли спать.  
Разбудили русские таможенники в 4-40 утра, для проверки паспортов, вещи досматривать не стали.


День второй, 05 марта

Проснулись все поздно, но не смотря на злоупотребление сладким, самочувствие было хорошее, удалось даже приять душ, а это очень поднимает настроение.  Из неудобств только менялы и торговцы, мы едем в плацкарте, и их поток не иссякает.  Обед был очень плотным, т.к. запасы домашней пищи были огромными и я совершил ошибку, даже две: ел слишком много и уснул днём. По этой причине самочувствие ухудшилось, а Елене Львовне стало очень плохо, и наш доктор Руфат Омарович пытался ей помочь.
В дороге надо избегать обильной еды, а жирное, жареное и острое лучше вообще исключить. Сложнее всего сохранить распорядок дня, дневной сон очень привлекателен, но расплата - это долгие бессонные ночи.  Во время военных сборов в университете, мы ехали поездом и все много пили воды и ели, кроме нашего капитана, все обратили на это внимание и стали спрашивать,  почему он ничего не ест и не пьёт, ответ был прост «Привычка, ребята. Я всю жизнь в дороге, а когда не двигаешься, нет потребности в еде, как только начинаешь пить и есть, хочется в туалет, или живот прихватит. В дороге это незачем» .
К вечеру появилось особое настроение, и мы стали рассказывать разные истории.   Этот вечер я помню очень отчётливо, последний беззаботный день,  и такие душевные беседы. Если бы мы знали, что нас ждёт дальше…


День третий, 06 мата

Утром у всех был плохой аппетит, мало кто стал завтракать, за окном начались степи, исчез снег – мы приближались к Алматы.
На вокзале Алматы-2 нас встретил Андрей Дворецкий,  участник нашей  группы, выехавший заранее и оформлявший визы с билетами при поддержке наших казахских друзей.  Обменяв деньги, мы на общественном транспорте двинулись прямиком в посольство Индии за документами. Нам не хотели выдавать визы, т.к. день выдачи - пятница, наши аргументы не имели успеха, хотя самолёт вылетал утром  из Манаса в пятницу! Но в результате долгих  переговоров и уговоров паспорта с визами нам всё же вынесли, а подарки не приняли.
Остаток дня и ночь мы провели у нашей знакомой, жительницы Алматы Жибек,  в  её 2-х комнатной квартире, заняв её всю без остатка собой и своими вещами.  Все помылись и отдохнули.
Ночью разместились в двух микроавтобусах и поехали в Манас, дорога заняла пять часов, всю дорогу пришлось болтать с Жибек, т.к. если мы переставали говорить,  водитель начинал засыпать за рулём.  Пару раз пришлось его будить…


День четвёртый, 07 марта

Без задержек вылетели в 10-00 из Манаса (Бишкек) рейсом до Дели, на старом ТУ-154. Нас удивил современный аэропорт, хороший зал ожидания и спокойные таможенники, мы просто не понимали, что весь их интерес к нам и нашему багажу проснётся по прибытии обратно.  Одна только Жибек нервничала глядя на таможенников, она уже не раз летала в Индию…
Летели 2 часа 45 минут над горами, красивый вид был не единственным бонусом, нас накормили вегетарианским обедом (а если бы не Жибек, мы бы и не подумали его заказать). За час до посадки заполнили декларации на английском.  Самолёт заходил на посадку, кружа над солнечным  Дели, было видно, как из центра улицы устремляются к окраинам подобно солнечным лучам и соединяются между собой переулками, как паутина. Совершив посадку в международном аэропорту имени Индиры Ганди, мы начали получать порции культурного шока. В Дели было + 22С, ещё у трапа самолёта почувствовали запахи незнакомой страны,   после получения багажа пошли в обменные пункты, где получили первый урок. Нас остановила Жибек, она кричала: «Не меняйте тут много денег!».  Потом, подойдя ближе,  объяснила, что в аэропорту грабительский курс и нужно менять валюту только на рынке или в банке.  
Уже в аэропорту, мы были полностью дезориентированы, как малых детей Жибек распихала растерянных русских туристов-паломников по моторикшам и мы поехали в сторону вокзала.
Первые впечатления от Дели невозможно забыть. Мы ничего не понимали в движении транспорта, всё виделось как полный хаос, то и дело приходилось зажмуриваться, ожидая столкновения с другими рикшами, автомобилями, автобусами, шум, звуки клаксонов, резкие запахи, пыль и как нам казалось, жара.  Но даже собственным шоком мы наслаждались! Уставшие, не спавшие, с тяжёлыми сумками,  всё равно с восхищением смотрели на чужой мир. Наши рикши потерялись в потоке машин, и мы приехали на железнодорожный вокзал по отдельности и опоздали на поезд. Наш Калката экспресс отправился без нас. Это был минус. Плюс был таков, что мы не покупали билетов заранее.
На вокзале нас встретил индус, который размахивал руками и говорил по английски, что наши друзья нас ждут через дорогу. Мы недоверчиво пошли за ним, но Жибек остановила нас и объяснила, что это обычный зазывала — мошенник, если следовать за ним, можно потерять много денег на билетах. Мы развернулись и пошли на второй этаж вокзала, где были специальные кассы для иностранцев. В очереди за билетами мы потеряли  4 часа, всё это время мы делали робкие вылазки на улицу и делились впечатлениями, белые русские лица сильно выделялись и  привлекали к себе ненужное внимание, нас не смущала грязь, и всё казалось очень даже милым. Стемнело, мы проголодались и уже задумались о ночлеге.
Жибек повела нас через дорогу в самую гущу центрального базара столицы Индии, в отличии от России, тут не было «личного пространства», нас толкали, проезжали нам по ногам и оттесняли локтями, Жибек искала недорогие номера на одну ночь и мы переходили от одной гостиницы к другой, общаясь только жестами т.к. был жуткий шум, при этом наши взгляды были прикованы к ярко освещённым лавкам с товарами, через час таких поисков наша выдержка треснула и все стали раздражительными, в глубине квартала удалось найти искомое, и мы, скинувшись деньгами, оплатили два номера: один женский, другой мужской.    Пока заполнялась гостевая книга (а это в Индии  обязательно) я показал Жибек бумажку, которую подобрал по дороге, она была похожа на 100 американских долларов, я был уверен, что подобрал купюру «Банка приколов», но не стал выбрасывать, сохранив как память о том вечере, но наш проводник удивила меня своим заключением — деньги оказались настоящие.
На радостях я оплатил гостиничную долю Жибек.
Оказавшись в своих  номерах, сбросив рюкзаки и приняв душ мы начали приходить в себя и я отправился на улицу, (остальные  легли спать) было уже десять вечера, я еле держался на ногах от усталости, но базар манил меня... 99% лавок были закрыты, работали только продуктовые ларьки, к одному такому я и направился. Стеллажи были заставлены непонятными товарами, я увидел коричневые прямоугольные куски и попросил продать мне один, предположив, что это хозяйственное мыло, лавочник улыбнулся и сказал, что это тростниковый  сахар ручной работы и дал кусочек на пробу, сахар оказался горьковатым, с приятным запахом. Купив воду и зубную пасту, я вернулся в номер и лёг спать.
Никогда я так не ждал рассвета как 8 марта 2003 года.


День пятый, 8 марта
Встали в 3-30, после водных процедур собрали вещи и пошли на вокзал, наученные горьким опытом, взяли пару рикш для перевозки вещей. Сегодня день рождения Риммы Артуровны, мы подарили ей красивое хлопковое сари голубого цвета.
Пока стояли на перроне, подошли двое высоких вооруженных винтовками полицейских и встали возле нас, мы встревожились и спросили,  что им надо, в ответ услышали самое неожиданное, для русского человека из уст полицейского: «Мы постоим рядом, что бы у вас ничего не украли из багажа». Мы даже сфотографировались с ними.
Сев в поезд мы продолжали быть объектом пристального внимания индусов, обычно туристы не передвигаются вторым классом, это сродни нашему плацкарту, но тут есть потолочные вентиляторы и третий уровень спальных мест.  Спальные места широкие и удобные, на окнах решётки. Рядом с нами ехала браманическая  семья с ребёнком десяти лет, с ними было интересно общаться, глава семьи военный подводник и служил на русской дизельной  подводной лодке.  Хорошее отношение к русским чувствовалось на протяжении всего путешествия. Когда продавец фруктов пытался нас обмануть, на станции, индусы не дали ему это сделать …
Виды из окна нас радовали: все деревья были в цветах, много птиц и обезьян, красивые храмы, только за вещами всё же приходилось смотреть непрерывно, т.к. второй класс это проходной двор, и любой продавец чая или уборщик мусора легко оставит вас без багажа.
Международный женский день мы не праздновали, как то всё казалось это нелепо…

День шестой, 9 марта
В пять утра мы вышли на небольшой станции и разделились, основная группа на вокзале с вещами, а мы с Андреем и Жибек отправились на поиски транспорта. Как обычно, в машинах спали ленивые таксисты, которые услышав, что нам надо в Навадвипу махали руками и говорили «О, это так далеко, вам нужен автобус». Мы ходили по серым улочкам ещё спящего городка и те немногие прохожие, что нам встречались, сильно удивлялись нашему появлению, а на вопросы про автобус махали в неопределённом направлении. Выехавшие с перекрёстка на мотоцикле двое полицейских с винтовками больше напоминали бандитов, и я уже начал испытывать тревогу, как вдруг с грохотом и включенными фарами вылетел нам на встречу автобус. Мы замахали руками и остановили его, оказалось это то, что нам нужно! На нем мы заехали на вокзал и забрали остальных членов группы с вещами. Билет обошёлся всего 60 рупий с пассажира и 10 за багаж, ехать пришлось пять часов, по дороге водитель подвозил рабочих, его помощник висел на подножке и со всей силы лупил по борту автобуса если нужно было ехать, а два коротких удара означали остановку… Но нас это не интересовало, мы заняли сидячие места в конце салона и спокойно дремали. Люди всё заходили и выходили, озираясь на помятых иностранцев, и перешёптывались.
Выйдя в Навадвипе, (небольшая деревня в Западной бенгалии) мы пересели на вело рикши и через 15 минут были на лодочной пристани, где без труда наняли пару больших лодок для переправы через Гангу. Наша цель была на другом берегу - Шри Маяпур. Мы стремились попасть на ежегодный бенгальский праздник - Гаура Пурниму, собирающий тысячи паломников со всего мира и миллионы индусов. Мой астролог говорила об этом месте и легенде, что  человек совершивший омовение в Ганге в день Гаура Пурнимы, освобождается от всех негативных последствий прошлых поступков, рождаясь заново, и получает исполнение своих желаний.
Находясь в лодке, мы все улыбались и не верили своему счастью, это та самая Ганга!
Войдя в ворота храмового комплекса Шри Чандродая Мандир, мы ощутили себя дома, не только потому что здесь были гостиницы, кафе, рестораны, парки, фонтаны, идеальная чистота и опрятность, а скорее по той причине, что здесь были другие люди, спокойные, приветливые не стремящиеся заглянуть в твой кошелёк.
Женская часть группы разместилась с комфортом в гостинице и индивидуальных домиках, а мужчины поселились в огромной соломенной хижине, где нам приходилось спать на полу и пользоваться общим туалетом и душем, цена была чисто символической и мы были счастливы.
Помывшись в душевой,  я постелил свой спальный мешок на циновку и лёг отдохнуть, т.к. сильно заболела голова, но уже через час всё прошло, и я отправился осматриваться.
В храме я увидел знаменитое божество Угра Нарасимха, Нарасимха - одно из 10 главных воплощений Вишну в образе получеловека, полульва, это божество -  защитник всех праведников и гроза демонов. Когда я впервые увидел  это божество, то просто остолбенел, в уме была одна мысль: «Какой он красивый!».  Пройдя по всем залам храма, я поклонился всем установленным божествам: Панча Таттва, Радха Мадхава и ашта сакхи. В Индии существует представление о Боге как о личности, не ограниченной ни чем, у него нет материального тела, и его образ может трансформироваться в зависимости от эмоций, так и появляются аватары.  В отличие от нас, индусы способны видеть во всем  проявление той изначальной личности бога, и в их сознании всё связано.
Затем я встретил своих друзей, и мы отправились  в кафе, индийские цены в общепите покажутся в России смешными или как говорят «советскими», но памятуя о том, что всё это я получил в долг, всегда старался не тратить лишних денег.
Вечером мы собрались в нашей хижине и решили все наличные деньги, паспорта и билеты сдать в камеру хранения, я собрал эти богатства в пакет, и отправился в административный корпус. На улице была тьма кромешная, наша хижина стояла на отшибе, возле прачечной, когда я двигался в темноте по узкой тропинке, возникла мысль, что такой пакет, как у меня в руках, лучше не носить ночью и одному. Как только возникла эта мысль, от стены отделилась темная фигура и направилась прямо в мою сторону, я надеялся разойтись, но человек подошел прямо ко мне и остановился вглядываясь в лицо, я замер. Затем незнакомец снял с себя огромную до колен гирлянду из роз и одел мне на шею, со словами: «Это тебе от Нарасимха дева» и ушёл.
Так я понял,  что божества отвечают нам.
Вернувшись  в хижину, я увидел, что Денис натянул для всех противомоскитные сетки, и усталые путники сладко спят под их защитой. Вскоре и я абсолютно счастливый уснул крепким сном, в ожидании следующего дня.


День седьмой, 10 марта
Утром я решил присоединиться к парикраме (форма паломничества, когда следует идти пешком, посещать места и храмы, связанные со святыми или аватарами,  слушать  о том, что происходило в этих местах). После холодного бодрящего душа одел дхоти, курту и отправился к пристани. Глядя на мои фотографии в Индии, друзья спрашивали: «Обязательно ходить в этих местных одеждах?» , совсем не обязательно, но в штанах там невыносимо… Только одежда местного покроя и ткани, спасают от жары. Достаточно провести один день в штанах и эта пытка запомнится навсегда.
В 6-15 нас уже ждали лодочники на  огромных деревянных  лодках с мощными  дизельными моторами, мы с шумом рассекая волны понеслись по реке.

Через двадцать минут мы присоединились к основной группе на 12 лодках, которые доставили нас к месту сбора. Там я увидел своего гуру, он возглавлял парикраму и его окружали ученики, увидев на берегу нас с Жибек, он подошёл и стал расспрашивать  о нашем здоровье, и почему я такой не весёлый, (сам Джаяпатака Свами был в очень хорошем расположении духа)  я ответил, что переживаю за супругу, которая осталась одна  в Томске, он обнял меня,  и сказал, что всё будет хорошо и он помолится за Елену. Эти слова меня приободрили, и я погрузился в наш поход по глухим деревням Бенгалии, слушая увлекательные истории. Индусы организаторы  хорошо знали своё дело, всё было на высшем уровне, нас очень вкусно кормили (совершенно не острыми блюдами), лекции переводились на все языки, если возникала потребность в медицинской помощи, все могли её получить.  Основная часть парикрамы осталась ночевать в палатках, а мы вернулись в Маяпур, было много бытовых дел, вечером сделали покупки, позвонили родным, постирали вещи. Связь была плохая и дорогая – 47 рублей минута, поговорил с Леной, она меня успокоила, сказав, что все у неё замечательно,  хоть и скучает…
Перед сном в Руфатом и Денисом решили употребить «какой-нибудь гадости», сходили на базар и купили 2л Спрайта. Оказывается, так сложно привыкнуть к здоровым продуктам, свежим сокам и спелым фруктам!


День восьмой, 11 марта
Утром было трудно проснуться, сказывается усталость от длительного пешего похода, но  на улице всё как рукой снимает — очень тепло и красиво, кругом огромные кокосовые пальмы, цветы и запах жасмина. Отправился в храм на утреннюю службу, такое величественное действие, пение мантр на санскрите умиротворяет ум... однако пришлось раньше уйти, т.к. объявили отправление автобусов до группы парикрамы.  Палаточный лагерь возле Видьянагара мы увидели через час — нас уже ждали.
В этот день шли через маленькие деревни с узкими улочками и бедняцкими хижинами, женщины закрывали лица платками сари, выглядывая из окон, мужчины выходили на улицу и внимательно разглядывали нас. Бенгальцы - невысокий и щуплый народ, в основном, очень бедный, и глядя на этих людей поневоле возникает чувство превосходства, и тогда я вспомнил совет Энвера Хаджимуратовича: «Помни, жители святых мест выше по статусу тебя, выражай им почтение внешне и в уме». Тогда я начал улыбаться бенгальцам, складывать ладони и говорить «намасте», в ответ сразу засияли улыбки и они кланялись в ответ... Не знаю, как это передать, но через несколько часов такого внимательного поведения  произошли позитивные изменения в ощущениях от происходящего, как если бы у меня была внутри аккумулятор радости и он заряжался.

Завтрак в Пратап Нагаре вызвал восторг, мы сели на циновки, нам раздали индийскую «одноразовую посуду», это чашки из не обожжённой глины и тарелки из высушенных листьев — всё это не требует утилизации, т. к. чашки под дождём превращаются в глину, а тарелки уже ждали голодные коровы... Нас вкусно накормили, добавки было не ограниченное количество, и как всегда мы начали приставать к гидам с вопросами, из чего всё это готовится (ни одного знакомого овоща или названия блюда).
Дальше появилась определённая закономерность — 20 минут мы шли и 30 минут слушали лекцию в тени деревьев. К обеду достигли берега Ганги, т.к. я старался идти рядом с Джаяпатакой Свами, то слышал, как он говорит о том, что с нетерпением ждёт этого момента: «В том месте лечебная голубая глина, обычно мы наносим её на всё тело и играем в  царя горы...». Увидев берег, я понял, о чём шла речь: берег высокий (три метра, примерно) и глинистый, под углом в 45 градусов — действительно удобно. Мы сбросили одежды и прыгнули в воды Ганги (в этом месте она очень чистая и прозрачная), оказалось, берег обрывается очень резко и течение необыкновенно сильное, как в горной реке, нас предупреждали об этом, но как то не верилось...
В боях за царя горы я не смог преуспеть, и был сброшен в воду, да с таким размахом, что второй раз не решился карабкаться по скользкому склону. В один момент я потерял дно, и меня понесло течением, единственное, за что была возможность ухватиться — это плечи Джаяпатаки Свами, индусы сочли мои действия фамильярными и махали руками, что бы я отцепился, что я и сделал чуть погодя, когда мои ноги отнесло в сторону берега. Гуру спас мне жизнь, подставив плечо, ведь я не умел плавать!

Солнце в этот день не так сильно палило, и мы немного полежав на траве, обсохнув сели в лодки и отправились далее по маршруту.
Вернувшись вечером в Маяпур, на рынке долго выбирал себе чётки из дерева Туласи, потом так же долго торговался  и получил желаемое по хорошей цене. Бенгальские рынки довольно однообразны, а  цены высоки, покупки делали только на память о Маяпуре и этих славных днях.


День девятый, 12 марта
Утром была хмурая погода, а к вечеру пошёл дождь, за день прошли семь километров, когда дорога превращалась в тропинку через рисовые поля, становилось видно как нас много:  полторы тысячи человек вытягивались в гигантскую змею. Кстати, о змеях, я много слышал, что Бенгалия буквально кишит этими гадами, но не увидел ни одной, и обратился с этим вопросом к русскому парню, живущему в этих местах уже восемь лет, ответ был очень прост: «Вы так топаете, что распугали всё живое на много километров». Уже к завтраку мы были в Раджапуре, и посетили  Джагантаха мандир (храм божества, имя которого переводится как Повелитель вселенной).
В храмовом саду есть живой шивалингам из черного камня, он очень древний и каждый год увеличивается в размерах на 1-2мм, по преданию его охраняет огромная белая змея, я совершил абхишеку (ритуальное омовение) лингама кокосовым молоком и оставил записку с желанием, здесь очень много таких записок, место славится как исполняющее желания.
В этот день мы посетили ещё одно подобное место, где возле дома Чанд Кази растёт огромное дерево калпаврикша (исполнитель желаний), на нём привязано верёвками  много камушков с надписями и записками...
Вернувшись в Маяпур, я обнаружил, что постиранная утром одежда из-за дождя упала с бельевых верёвок, стала грязной и мокрой. Пришлось заново стирать и сушить её в хижине. Хочется заметить, в этих местах влажность штука неприятная, одежда не сохнет, постель будто получена в вагоне РЖД.
Вечером сходил в интернет кафе и написал подробное письмо Лене, потом долго сидели с друзьями в кафе и пили горячее молоко со специями.  К моему возвращению в хижину все уже спали.


День десятый, 13 марта
Последний день парикрамы, мы посетили храмы: Мурари Гупта Мандир, Чандрашекара Ачарья Бхаван, Йогапитха и многие другие места, все было похоже на большой праздник, когда друзья ходят друг к другу в гости... Мне было действительно интересно, т.к. об этих местах я читал в книгах. От обеда отказался — пропал аппетит, к вечеру заболела голова, все оставшееся время просидел в парке.

Для международного звонка нужно было идти в административный корпус, отстоять очередь, минут 20, и потом из кабинки позвонить в Россию, в трубке было эхо и слова доходили до собеседника с задержкой, приходилось привыкать к такой манере общения. В этот день я звонил, что бы поздравить Лену с днём рождения, который будет завтра (я знал, что 14 числа у меня не получится позвонить), она была в хорошем настроении, т.к. к ней в отпуск обещала приехать сестра.   
Позвонив, я побрёл в гостиницу, где проживали женщины, мы редко встречались, т.к. каждый выбирал программы на свой вкус. Оказалось у всех те же  симптомы, а Людмиле Фёдоровне, Вике и Максиму (сыну Вики) ещё хуже, я сходил за доктором,  но прописанные лекарства нам не внушали доверия и похоже, это просто дорогие БАДы. Но решили попробовать...


День одиннадцатый, 14 марта экадаши

Спал до 10 часов, и как в анекдоте: «Лучше бы я умер вчера!», началась диарея, ватная голова, слабость. Руфат (наш доктор) лежит рядом с температурой, в поту. Вышел на улицу и начался тропический ливень, впервые в жизни столкнулся с таким, была нормальная погода, и за одну минуту начинает грохотать и лить как из пожарного шланга. Вот так я помылся и простирался. Вике и Людмиле Фёдоровне стало лучше, Максим же был похож на Карлсона «О, я самый больной человек в мире!», нам всем не хватало общения и внимания, надо ходить друг к другу в гости каждый день. Решили ехать на Ганга сафари и все сдали деньги, т. к. планировали выздороветь к его началу.
Начинаю осваиваться в Маяпуре, узнавать где, что находится и кто где живёт.
За весь день ничего не ел, только пил воду.
Ночь начался ураган, все проснулись от жуткого шума, с душевой и туалета сорвало крышу, ливень быстро прекратился. Настроение поганое, кажется, по настоящему соскучился по Лене.


День двенадцатый, 15 марта
Утром почувствовал себя легче и поехал на праздник в деревню Шантипур, там, по традиции, приезжие паломники готовят и кормят индусов. Выглядело это так: площадка размером с футбольное поле, огороженная двухметровым забором, кухня с множеством 300 литровых  котлов стоящих  на кирпичах, а под ними горят  костры.  Готовили всего одно блюдо — кичри (рис, горох, специи). Открывались ворота и заходили 5000 индусов, мы раздавали посуду, и беря, половник с ведром кичри, шли раздавать. Трудились мы не покладая рук весь день, накормили 100 000 человек! Местные жители приходили празднично одетые, женщины в очень красивых сари, всё было чинно и спокойно.  За исключением одного случая. Щуплого вида старик в набедренной повязке решил преодолеть забор (дабы не стоять в очереди) и упал с него на землю, оцарапал ногу, собрались организаторы и решили звать врача, но тут я достал свою походную аптечку... Надо пояснить, что нас в Томске запугали страшилками про Индию, болезни, отсутствие врачей и т.д. По этой причине каждый из нас имел бинты, антибиотики, перекись, пластыри, обезболивающие, жаропонижающие, активированный уголь, но-шпу, слабительные, закрепляющие, и другие препараты. Мы промыли рану, перевязали деда, закрепили повязку пластырем. Потерпевший занял почётное место, получил тарелку с кичри — он явно был счастлив от такого внимания. А меня, глядя на увесистую аптечку, спросили: «Вы врач?».


День тринадцатый, 16 марта

Стало хуже, слабость, нет аппетита. Руфату Омаровичу совсем плохо. Весь день лежим в хижине, нет сил встать.


День четырнадцатый, 17 марта
Пришёл в сознание  наш доктор, у него спала температура. Он начал есть, потом заметил меня, лежащего рядом, и спросил: «А с тобой что?», я описал симптомы, «Так это обычная кишечная инфекция, у тебя в аптечке есть лекарства он неё!».  Я сразу начал пить указанные таблетки, название не помню, помню только стикер ценника - 16 руб. 20 коп.
Погода испортилась, стало сыро, душно и солнца не видно. Почти вся группа плохо себя чувствует, решили не ехать на Ганга сафари (кроме Андрея и Лены), организаторы огорчились, но нам вернули деньги.


День пятнадцатый, 18 марта. Гаура пурнима
Странное пробуждение, с первой секунды пробуждения появилось сильное ощущение – что-то не так.  Медленно я понимал: всё вокруг кажется прекрасным, даже волшебным, приходило чувство праздника и захотелось скорее выйти из хижины. Снаружи ярко светило солнце, дул приятный ветерок, я отправился в душевую, где рабочие уже вернули унесённую ураганом крышу на место.    Сознание было ясным, самочувствие идеальным… Надев чистую индийскую одежду – курту и дхоти, отравился на звуки музыки. В парке стояли шатры и небольшие пандалы, праздничные буклеты с расписанием описывали огромное количество церемоний, концертов, лекций, спектаклей, всё происходило одновременно, приходилось выбирать. Пока я с трудом вникал в текст на английском, на улице всё прибывал народ. Ко мне подходили индусы и спрашивали: откуда я, как мне нравится в Индии, просили сфотографироваться с ними… Роль пляжной обезьянки меня не радовала, хотя местных жителей я понимал: белый, высокий ещё и рыжий русский, да в индийской одежде – пройти мимо они не могли.  Пришлось искать спасения среди слушателей концерта какой-то рок группы.  Концерт оказался замечательным, и пока играла музыка, было время подумать, что со мной происходит. Последний раз таким счастливым, я ощущал себя лет в 6-7 на Новый год, похоже мне просто повезло, здесь в Маяпуре настроение праздника было настолько сильным, что  оно мне предалось, несмотря на усталость и болезнь.
Весь день прошёл как в сказке, было очень легко и радостно, мы с Руфатом, Арджуной Валабхой и Ачарьей (наши новые друзья из Ташкента), приняли участие в абхишеке (ритуальное омовение Божества), сходили в храм на службу, поднялись на крышу Прабхупада  пушпа  самадхи – самого высокого здания в округе, и погрузились в замечательное общение. Так мы не заметили, как стемнело, любуясь вечерними огнями, вдруг поняли: мы забыли совершить омовение в Гане!
Мы поторопились к пристани, где наняли лодку и переправились через старую заводь к широкому основному руслу Ганги. Была ночь, но огромная, очень яркая луна, всё достаточно освещала. Эту луну невозможно забыть, никогда не встречал подобного, её размер вызывал трепет – видна была её поверхность так отчётливо, что казалось, она точно столкнётся с Землёй! На берегу сияли огни  храмов, гостиниц, домов, лавок,  слышалась музыка, по реке проплывали редкие лодки с тусклыми фонарями и с них нас приветствовали бенгальцы. В этой атмосферы мы медленно заходили в  воды Ганги, вечерний воздух был прохладен, а вода очень тёплой, ноги погрузились в глину по щиколотку, вода доходила до груди, повторяя нараспев мантры, мы, зачерпывая воду, предлагали её самой же матери Ганге, а затем, трижды погрузились с головой.
Я очень хочу описать, те чувства, ощущения, что пережил в эти минуты, но не могу подобрать слов… Выйдя из реки я не был тем же человеком, который входил в неё.
Вечер был не окончен. Вернувшись на берег, мы встретили Жибек, взяли рикшу и отправились на праздник в Йога питх. Проведя там меньше часа, вернусь на концерт индийского танца в Чандродая мандир, а потом заняли столик в кафе, и распивая индийскую кока-колу разговаривали, до самого его закрытия.  Весь Маяпур засыпал, было уже очень поздно и мы, прогулявшись вдоль фонтанов и цветников, попрощались с нашей компанией. Я и Руфат отправились в нашу скромную хижину.

День шестнадцатый, 19 марта
Утром с Руфатом, вернувшись из душа, обнаружили замок на хижине, это наш заботливый портье закрыл очередной раз, бывали случаи, он закрывал хижину и с жильцами…  
Узнали, что вчера утром Тамара Ивановна споткнулась и упала на бедро,  теперь жалуется на боли. Руфат отправился на осмотр потерпевшей.
Впервые за последние дни появился аппетит, и я отравился в кафе, взял картофель и йогурт, чёрт – картошка индийская странная, йогурт густой сильно, или я не голодный…
Палило солнце, потом ливанул дождь, стемнело.
Всё-таки вчера был необычный день – сегодня ни тени вчерашнего экстаза.
Засыпая, вижу две фигуры посреди хижины, это Э.Х. и Андрей, они о чём-то споря минут двадцать и расходятся, не придя к единому мнению.


День семнадцатый, 20 марта
Проснулся в 4-00, отправился в храм на утреннюю службу, самочувствие отличное, в интернет кафе написал письмо Лене. Долго гулял по утренему Маяпуру, повторяя мантру. К обеду встретил озабоченного Руфата,  его позвала Елена Львовна и рассказала, что после падения Тамара Ивановна сильно хромала, но ходила, а теперь встать с постели не может после посещения китайского массажиста. Тамара Ивановна от помощи Руфата отказалась, сказала, что ей очень нравится массаж, она остаётся жить в Маяпуре, а мы можем ехать дальше, как планировали. Руфат  провел целый ряд дипломатических переговоров с потерпевшей и её массажистом, но желаемого результата не добился — мы хотели сделать рентген ноги. В результате наш доктор вышел из себя и объявил о принудительной госпитализации самой пожилой участницы поездки.  Все, кроме виновницы «торжества», согласились. Ближайший рентген был в 40 минутах езды в городе Кришнагаре. Мы нашли медицинский автомобиль и перенесли в него Тамару Ивановну — выглядела она очень плохо, но всеми силами пыталась убедить всех, что это нам так кажется...
Кришнанагар оказался скорее деревней, чем городом. Где живёт доктор, знали все, уверенно показывая дорогу. Оторвав врача широкого профиля от обеда, мы передали ему ворчащую пациентку, а пока делали снимок, я смотрел новости CNN — американцы бомбили Ирак. Шла война и все новости о боевых действиях сопровождались котировками валют и ценами на нефть, очень необычно, для русского человека, слишком открыто и цинично это было. Индусы крайне отрицательно относились к действиям Америки, местное телевидение показывало акции протеста  на площадях и у здания посольства США в Дели. Ещё, было удивительно видеть, каким уважением пользуются тут врачи, когда доктор входил в комнату -  все вставали, а узнав, что Руфат Омарович врач, ему даже уступили хозяйское место перед телевизором.
Результаты обследования огорчили посильнее войны, имел место перелом шейки бедра. Мы встретили Олега Геннадьевича Торсунова в Маяпуре, он взглянул на снимки и сказал, что во время падения была получена трещина, а китайский массажист довершил дело, доктор Торсунов дал нам пару горшочков с прасадом (предложенная на алтаре пища) из храма Джаганатхи в Пури и сказал везти Т.И. в больницу немедленно.
Поговорили с Энвером Хаджимуратовичем, и обратились за помощью к местным менеджерам, они организовали машину на утро (пока дороги свободны и нет зноя) в частную клинику в Калькутте (только не говорите так в Индии, местные жители обижаются как на пережиток колониального прошлого, надо говорить Калкатта).


День восемнадцатый, 21 марта
Утром за нами с Руфатом приехала  машина неотложной помощи, в которую быстро погрузили пострадавшую.
Поездка заняла шесть часов, и мы прибыли в клинику. После осмотра нам назвали сроки, цены и остальные условия оказания медицинской помощи. Получался такой расклад: будет сделана срочная операция по имплантации протеза шейки бедра, стоимость 400$, мы должны несколько  дней  находится рядом, а потом нас отпустят на неделю в Пури. Три-пять  дней это время подготовки к операции, сама операция и день наблюдения, мы должны быть рядом на случай непредвиденных  осложнений, вроде срочного переливания крови.
Нас поселили в гостинице ISKCON  (International Society for Krishna Consciousness —Международное общество сознания Кришны) возле парка на Albert road, 3а, номер 301, плата за проживание составляла 400 рупий в день (280руб.), после хижины с циновкой на полу, мы наслаждались комфортом: кондиционер, горячая вода, удобные кровати и довольно просторный номер. Говорят, Калькутта это город вобравший в себя недостатки запада и востока, хотя в центре города очень впечатляющая архитектура - огромные замки и дворцы, построенные англичанами, парки, музеи... Окраины, как в любом другом городе, имели несколько иной вид, низкие домики, узкие улочки, грязь, отсутствие растительности.  Проведя длительное время в бенгальской деревне, мы, с Руфатом Омаровичем испытали шок от загазованности и шума большого города с населением в 15 миллионов человек  (это число жителей «большой» Калькутты, с пригородом).
Тамара Ивановна была в надёжных руках, а нам нужно было вернуться в Маяпур.


День девятнадцатый, 22 марта
С трудом отрыл глаза в пять утра, надо собираться на автобус до Маяпура, он отходит в 6-00.  Руфат плохо выглядит и у него боли в суставах. Личные вещи Тамары Ивановны оставили в камере хранения гостиницы, сдали номер и пошли к автобусу. По дороге говорили о том, что надо учить английский язык, у нас явные сложности в общении с индусами. В 10 часов были уже в Маяпуре, удивительно, но теперь он воспринимался как дом родной - такое знакомое и спокойное место.
Автобус, на котором мы ехали, назывался Прабхупада экспресс, в честь Бхативеданты Свами Прабхупады основателя ISKCON  в целом и Маяпура в частности. Прабхупада экспресс возит ежедневно экскурсии из Калькутты в Маяпур, т.к. Маяпур уникальный проект, объединяющий в себе  высокие принципы экологического, социального и духовного порядка.  Здесь можно увидеть собственные образовательные учреждения начального, среднего и высшего образования, сельхоз ферму, коровник, производство натуральных лекарств, гостиничные комплексы, кафе, рестораны,   магазины, а в центре всего стоит храм Кришны.  Жилой сектор состоит из красивых частных особняков с цветниками, детскими  и спортивными площадками. Неудивительно, что Тамара Ивановна не хотела ехать в больницу и просила: «Бросьте меня тут...».

Встретились с нашей группой и увидели — какие все они уставшие и замученные, только Энвер Хаджимуратович держался «огурцом». Мы все поделись новостями, для нас была радостная весть: родственники пострадавшей перечислили 400$ на её лечение.  Нам с Руфатом придётся отделится от группы для сопровождения Т.И. во время операции, а потом самостоятельно думать как обеспечить её возвращение (уже лежачей в гипсе) в Россию. Без нас основной группе будет тяжелее передвигаться — очень большой багаж. В общем, ситуация никого не радовала.
День прошёл быстро, собрал вещи, проверил электронную почту, пообедал в кафе пиццей и пастой. Попрощался с Маяпуром, сходил в храм — поклонился божествам. В 3-30 мы уже сели на обратный автобус и к восьми вечера были на  Albert road, 3а в Калькутте.
Калькутта встретила нас не радостно,  было уже темно, а свободных мест в гостинице не осталось... Руфат еле ходит, сильные головные и суставные боли. Через полтора часа нам нашли небольшую комнату с общими удобствами, Руфат упал на кровать и уснул — последние дни ему досталось больше всех.  Я постирал  одежду и лёг спать.


День двадцатый, 23 марта
Спали до девяти часов, утром обнаружил в рюкзаке не початую коробку ячменного напитка Колос и кипятильник, сделали кофе, и о чудо! Напиток оказывал явное лечебное воздействие, в голове прояснилось, спазмы в желудке прекратились, а у Руфата суставы стали более подвижными, и спала отёчность.  Весь день слонялся по округе, нашёл продуктовый магазин.  Сходили в храм — тут очень красивые божества Шри Шри Радха Говинда.
На входе в храм один дядечка торговал сладостями и слойками со шпинатом, Руфат смеялся надо мной, я как наркоман бегал за слойками каждые пару часов.  Был воскресный день и брахмачарии (монахи) из храма вышли на уличную процессию с караталами (небольшой музыкальный инструмент — ручные цимбалы) и барабанами… Руфат, ещё утром стонавший от боли,  присоединился  к ним  и вернулся через час, бодрый как после пробежки.
Я был угнетён своим внешним видом — вся одежда села и была мятая. Оно бы  ничего, но мы привлекаем взгляды прохожих своими бледными лицами и нужно держать марку...
Из хорошего: телефонные звонки здесь дешевле (25 рупий / минута) за комнату мы платим 200 рупий — 140 рублей / сутки.


День двадцать первый, 24 марта
Сегодня Т.И. сделали операцию,  хирург, доктор Сурья, очень интеллигентный мужчина преклонного возраста, я был уверен, что он англичанин, оказалось индус, из браманической семьи — очень светлокожий.
Операцию можно было наблюдать из приёмного покоя через видео связь, мы не стали... Кровь сдавать не пришлось, какое облегчение! Когда Т.И. отошла от наркоза, нас провели к ней в палату, показали удалённую часть кости и заверили, что прошло всё удачно. Сама пациентка уже освоилась, учила с сиделкой  бенгали, а та заплетала ей косички...
Доктор Сурья сказал забрать пациентку через неделю и перевозить только лёжа и только самолётом. Мы отправились в офис Эйр Индия узнавать про билеты, нас отправили в Аэрофлот, русский менеджер аэрофлота удивился, увидев нас, и приветствовал словами: «А, браться славяне, ну, заходите...», это был тонкий юмор, т.к. мы были одеты в дхоти и курты. Выслушав ситуацию,  сказал, что перелёт нам подходит Калькутта-Дели-Москва-Томск и стоить будет 650$ на брата. Таких денег у нас не было... и быть не могло.  Выйдя из офиса авиакомпании Руфат сказал — «Поедем поездом в Дели и улетим нашим рейсом через Бишкек, а доктору Сурье ничего не скажем!».  Выхода у нас иного не было.
Приехали в гостиницу в семь вечера и поняли, что ничего не ели весь день. Купили в магазине панир (сыр), кинзу, томаты, чапати (лепёшки) и йогурт. Настоящий пир получился, за сущие копейки.


День двадцать второй, 25 марта

Этот  день был чрезвычайно радостным — мы паковали чемоданы. У нас были куплены билеты на поезд в Пури. Там, в Пури, нас ждал великий храм и божества Джаганатхи, наши друзья, индийский океан... Поезд отходил в 18-30, но мы взяли такси в обед и уехали на вокзал. Станция Хаура оказалась огромной — 21 платформа, гигантское здание вокзала. Всё очень удобно: при покупке билета не нужны документы, только имя пассажира, на перроне и на вагонах висят распечатанные списки пассажиров.
Мы ехали, как обычно,  слипер классом (или AC2) всю дорогу разговаривали, пели и общались с соседями индусами. Нетерпение, предвкушение - даже не знаю, как ещё описать наше состояние, но мы были очень счастливы, что едем в Джагантаха Пури.  Почти не спали.

День двадцать третий, 26 марта
В шесть утра нас разбудил шум, гам. Все индусы активно куда-то выходили, в окно  увидели залитый солнцем перрон и широко улыбающегося мужика, который постучал по окну и сказал: «Пури! Выходите!». Мы начали суетиться, но наши соседи по вагону успокоили, сказав, что станция конечная.  
Выйдя из вагона поезда было приятно окунутся в теплые утренние лучи солнца, вдохнуть влажный морской воздух, атмосфера разительно отличалась от Калькутты и даже Маяпура. У нас были хорошие предчувствия...
Ещё в Маяпуре, нам дали контакт русской семьи, живущей здесь, они  сообщили где остановилась наша группа и даже пояснили как, каким транспортом и за сколько рупий туда можно доехать,  но вот проблема, индус, что нас разбудил, оказался водителем моторикши и всю дорогу, до выхода из вокзала,  уговаривал поехать с ним, хотя выгоднее было взять велорикшу. Мы поехали с ним — уж очень он показался позитивным и весёлым человеком.
За десять минут и пятьдесят рупий, мы доехали до отеля Конарек (старый Пури, дистрикт Сварга двар), нас очень тепло встретили наши друзья и поселили в небольшой номер на первом этаже отеля. Бросив вещи мы быстро поднялись на крышу Конарека, и увидели пожалуй самое волнующее и прекрасное в жизни — чакру храма Джагантахи и волны бенгальского залива!
Отдохнув немного, пошли купаться в океан, заплывали на 10-15 метров и огромные волны мягко выносили нас на берег и нежно клали на тёплый песок. Купались очень долго, пока голод не заставил пойти в кафе.  Первый день мы только и говорили, что про океан. Индийский океан в марте оказался необыкновенно теплым, мягким и сильным, от привычного нам Чёрного моря отличалось всё, даже солёность воды.
В этот день случилось досадное происшествие с Николаем Афанасьевичем, вечером он взял у торговцев камни и жемчуг, а утром на пляже отказался от сделки и пытался их вернуть, вышел скандал, индусы начали хватать камни, но увидев подбегающих нас с Денисом ушли. Николай Афанасьевич бросил все побрякушки в песок и ушел.  
Не стоит делать покупки у уличных торговцев.
Ночью Руфат страдал сильной головной болью, его морозило, я отдал ему свой спальник, т. к. мне наоборот было жарко и душно.


День двадцать четвёртый, 27 марта
Смог проснуться только пол восьмого, и сразу присоединился к нашей группе, отправлявшейся на экскурсию по святым местам Пури.  В этот день, на нескольких моторикшах,  группа побывала в храме Аларнатаха, в доме Рамонанда Рая и храме Нарасимхи. После всех проблем в Калькутте было так радостно  слушать интересные истории,  прикасаться к древним стенам, быть рядом с друзьями и просто ехать с ветерком по пыльной дороге в окружении огромных кокосовых пальм и озёр с цветущими лотосами. У одного такого озера мы остановились и хотели сорвать лотосы, но не могли подступиться к ним, как вдруг, появился щуплый  высокий индус, и войдя в озеро, сорвал для  нас несколько красивых красных лотосов, мы осторожно спросили сколько мы ему должны денег, но тот заулыбался и решительно отказался от вознаграждения, вышедшие из стоявшей неподалёку школы дети с интересом смотрели на нас, а лотосы наш незнакомый друг подарил женской части группы и удалился.
Лотос – древнейший цветок на Земле, сохранившийся в первоначальном виде.  Было интересно рассмотреть его вблизи, особенно трубчатый стебель…
Вернувшись в отель, мы пошли в кафе ISKCON, что находилось на первом этаже храма в двадцати шагах от Канарека.  Сделали заказ, а принесли нам совсем другие блюда, похоже комплексный обед. Здесь, в Пури, я обнаружил, что уже стал немного увереннее говорить по английский.  Руфат решил ходить на лечение в аюрведическую клинику вместе Энвером Хаджимуратовичем.  Погода в этот день была чудесная, небольшая облачность избавляла от зноя. Опять ходили купаться, потом позвонил Лене, хотелось поделится своими переживаниями.


День двадцать пятый, 28 февраля — экадаши
В пять утра с Денисом вышли из отеля и отправились к храму Джаганатахи пешком. В это время уже все бодрствуют, солнце встаёт очень рано, и нет такой жары как днём.  
Храм является национальным достоянием Индии и входит в четвёрку основных святых мест,  высота сооружения более 65 метров (как дом в 26 этажей), официальная дата постройки XI век.
Построил храм великий царь Индрадьюмна, его имя и имя его супруги Гундичи навечно вошли в историю Индии. Необычный образ божеств, этого храма, уникален. Сами божества изготавливаются заново каждые 12 лет из массива огромного дерева, но изначальная форма появилась благодаря вмешательству царицы Гундичи, которая, на протяжении нескольких дней не слышала звуков работы мастера – старика и решила, что ему стало плохо, царь вошёл в мастерскую, нарушив клятву, не делать этого 21 день, и мастер исчез, не закончив работу. Махараджа Индрадьюмна был в отчаянии, постоянно молился и однажды услышал голос, повелевший установить божества в этом виде…
Храм открыт только для хинду, имеет четверо ворот по сторонам света и шести метровый каменный забор.  Охраняется большим количеством вооруженной полиции.
Мне сложно писать о Пури и храме Джаганатхи. Меня переполняют услышанные мистические истории и личные переживания. Надо сказать следующее: весь город живет этим храмом и служением божествам, даже такой приземлённый человек как я, смог ощутить силу и величие данного места, а мой ум может бесконечно размышлять о том, с какой точки зрения можно поражаться данному явлению (архитектора, математическое и геометрическое строение, история, традиции кулинарные, передача знаний…). По этой причине расскажу только увиденное и имеющее отношение к личному опыту.  
Если пешком идти от побережья к храмовой площади это займет 30 минут, улочки пропитаны стариной,  встречаются древние храмы поросшие лианами, лавки, не менявшие своего облика сотни лет.  Подойдя к храму,  поклонились издалека, охранник вежливо напомнил о невозможности войти в ворота, перед воротами установлен (традиционно) Гаруда стам, огромный столб со статуей божественной птицы Гаруды, которая оберегает все храмы Вишну, мы сделали пожертвование и обошли храм вокруг по часовой стрелке.
На обратной дороге нас уже ждали открытые лавки и магазины, пришлось потратить не мало времени на выбор подарков друзьям, родственникам и начальству (ведь меня отпустили с работы на 45 дней).
Вечером, вернувшись из интернет кафе, мы с Денисом увидели индуса сидящего у ворот отеля и растерянного администратора, оказалось, что Вика и Максим пошли на пляж и воспользовались прокатом надувного круга, пока Максим купался, Вика  ждала его под солнцезащитным зонтом,  а уже собираясь возвращаться они услышали, что должны круглую сумму не только за аренду плав средства  но и зонта! Они ретировались в отель, где охрана не пустила  преследующего их индуса внутрь, но тот занял позицию у ворот и кричал под окнами, чтобы ему отдали деньги. Денис пробовал  поговорить с данным предпринимателем -  оказалось, что тот совсем не понимает русского языка, но двадцати минутная  беседа возымела изматывающее  действие, и утомленный индус согласился на 20 рупий компенсации, которые были переданы ему через прислугу отеля.
Вечером все вместе пошли на берег океана, пляж превратился в огромный рынок, а мы баловались фонариками и пытались ловить крабов.   
Спал плохо, было душно и жарко, я часто просыпался и выходил на балкон подышать воздухом, вид раскачивающихся от бриза пальм и южное небо с огромными звёздами только ухудшали дело, я начинал думать: «Ну, почему рядом нет Лены!»,  так хотелось поделиться, что впадал в тоску…


День двадцать шестой, 29 марта
Утром попросил у уличных торговцев сладостями обломки хвороста в сахарном сиропе, те смеялись до слёз, думая, что я экономлю и хочу скидку (килограмм стоит всего 7 рублей) и хотели дать целый бесплатно, но я отказался и не смог объяснить, что нам русским больше нравится тонкий, хрустящий хворост. Вообще, это закономерность, всё, что нам нравится в Индии либо бесплатно, либо дёшево. Ну не счастье ли?   
В десять часов Энвер Хаджимуратович повёл нас вновь на экскурсии. Тут есть дом великого святого Сарвабхаумы Бхаттачарьи, и мне очень понравились картины на стенах его дома. Через храмовую площадь мы дошли до храма Гундичи,  где нас встретили местные брахманы, накормили, рассказали историю места, но в храм не пустили, т.к. белые люди тут считаются низкорождёнными и неспособными увидеть, понять божество.  Спорить не стали, пошли дальше - купаться в озере Индрадьюмна Саровар.
Пури - не только священный город, но и излюбленное курортное место жителей Калькутты, тут мягкий климат, красивые места и низкие цены.  После пяти часов начинается бойкая торговля, которая продолжается до девяти вечера, потом все будто вымирает.
Солнце тут отличается от сибирского, достаточно 15 минут без головного убора и вас ждёт солнечный удар, а это температура, тошнота, потеря аппетита дней на десять. Было ещё одно отличие. Сначала я не понимал, в чем дело, но потом до меня дошло: у нас в солнечную погоду приходится щуриться и одевать солнечные очки, а в этих широтах, Солнце большую  часть времени, находится в зените, и мы его просто не замечаем!  Темнота с заходом  наступала очень быстро, как будто кто-то нажал на выключатель…
С Надеждой, Викой и Людмилой Федоровной пошли в магазины женской одежды, они помогли выбрать подарки для Лены.  В каждом индийском  штате свои культурные традиции, языки, даже узоры сари очень отличаются, путешествуя по Индии не стоит откладывать покупки подарков на последний день, дело это долгое, трудное и таких серебряных изделий как в Орисе не найти, например, в Утар Прадеш, зато, в Нью  Дели  можно приобрести прекрасные  этнические покрывала.
Вечером нам принесли махапрасад (освященную на алтаре пищу) из храма Джаганатхи, вообще, каждый день мы питались в одном и том же кафе при храме, и к нам привыкли, а Максима называли «патейта мен» т.к. он заказывал только жаренный картофель, и даже если он не приходил, повара передавали для него пакет с картофельными чипсами.
Кафе в храме ISKCON давало особый заряд хорошего настроения и энтузиазма, мы подолгу там сидели, много заказывали, делились происшествиями и смешными историями (их было великое множество), дошло до того, что нас стали просить смеяться тише, т.к. от нашего хохота тряслись стены и закладывало уши. Торговцы сладостями нас называли русскими пандавами (обычно нас было пятеро).   
Вечер провёл с дневником и калькулятором , нужно вести учёт расходов.


День двадцать седьмой, 30 марта
По утрам мы слушали лекции Энвера Хаджимуратовича, они помогали всем  настроиться на нужный лад и не провести весь день  на пляже или  в магазинах. Сегодня  я впервые попал в храм Тота Гопинатха. Это небольшой, но известный и очень древний храм, который находится всего в десяти минутах ходьбы от нашего отеля.  Несколько моментов всех расположили к этому храму. Нас очень тепло приняли, и священник разделил с нами свой обед, храм окружен чудесным садом, храм находится вдали от улиц, туристов, торговли и любой суеты. Когда мы пришли, алтарь был закрыт, в храме было тихо, прохладно…  Но священник открыл алтарь, провел арати и раздал нам прасад. Само божество Тота Гопинатхи довольно древнее и выполнено по особой старинной традиции из живого чёрного камня. Уходить нам не хотелось. В отличие от других храмов,  у нас не просили денег, но все щедро кидали крупные купюры в ящик для пожертвований. Это был определённый показатель настроения людей.  Уходя,  всем хотелось вернуться и возвращаться…
Нас всегда встречали настороженно - священники, водители,  продавцы. Но, достаточно было сказать, что мы из России и нас начинали обнимать, принимать как родных. К русским особое отношение, индусы говорят: «Мы с вами никогда не воевали, мы союзники, русские люди открытые, не высокомерные как американцы…».  
Один старик на базаре спросил: «Как тебе наша страна, Пури?», я начал хвалить Пури и ведическую культуру, он только опустил голову и с сожалением сказал: «Если бы ты знал, как мало тут осталось от ведической культуры!».  Но нам было достаточно даже этого. Мы видели семейные пары с детьми и восхищались их отношениями, нигде не встречали пьяных или магазинов со спиртным, женщин все уважали, школьники проявляли уважение к старшим и ходили в строгой форме.  Здесь нет призыва в армию, служба престижна, полицию уважают.  Учителя, врачи и священники  имеют вес в обществе, материально обеспечены. Храмы, матхи и ашрамы отделены от государства, священники не получают зарплат, живут на подаяния и дорожат своей честью.


День двадцать восьмой, 31 марта
Томск кажется настолько далёким, что начинаешь сомневаться в его существовании,  новости приходящие с работы заставляют долго вспоминать, как плохой сон, что  я работаю в тюрьме и хожу в погонах.  Пару часов провел в интернете, писал письма Лене, Владимиру Кузнецову, читал новости о России и войне в Ираке.
С Денисом пришли на обед в наше излюбленное кафе, но оказалось рано, и нам предложили  подняться на крышу здания (обещали хороший вид) и действительно, город был как на ладони, залитые солнцем пыльные улицы, сверкающий океан, чакра храма Джаганатхи и развивающиеся на нём огромные флаги. Нас позвали к столу, тут пришли и Руфат с Энвером Хаджимуратовичем, Руфат, как всегда, прикупил пару килограммов  томатов (они тут по пять рублей кг.). Обед удался: нам приготовили рис басмати, джек фрут сабжи, картофельные чипсы и чапати, добавка была не ограниченна,  и это при цене комплексного обеда в 25 рублей! Определённо нам тут нравится.  Место в отеле каждому из нас обходилось всего 1$ в сутки.  За обедом делились впечатлениями о местной культуре, роли старшего поколения и женщин в обществе.  

Время мы проводили очень гармонично, до обеда: посещение храмов и лекций, после обеда: каждый отправлялся туда куда хотел, многие шли к храму Джаганатхи, все любили купаться, очень много гуляли и общались.  Наше здоровье улучшалось с каждым днём, аппетит был зверским, пищеварение отличным.
Вика поделилась своим ужасом. Каждый день они ходили к океану через огромную арку  с надписью Сварга двар и пустырь.  Сегодня выяснилось, что это местный крематорий.  Когда они шли по пустырю в тапках и с полотенцами, увидели костёр и группу людей подле него, а потом и торчащие из огня ноги…

Вообще, это не удивительно, даже похороны здесь проходят иначе, нет мрачности, горя, чувства осквернения.  Сварга двар переводится как «ворота в рай». Двар – двери, сварга – место обитания бога Сварога, тут очень много слов имеющих славянские корни. Особенно бенгальские, знаете, как на бенгальском называют человека много говорящего? Бало боло…


День двадцать девятый, 1 апреля
Завтрак в любимом кафе вновь побудил к активной жизни! Мы с Руфатом много пропустили, приходится нагонять упущенное… Денис согласился провести меня к Сидха Бакулу – мистическому дереву, выросшему 500 лет назад из зубочистки Шри Чайтаньи за несколько минут, ради  прохладной тени для его преданного друга… В Индии тень является тем же, чем для нас в Сибири камин зимой. Я видел охранников,  наслаждающихся прохладой  в будках с банкоматами, ведь в них установлены кондиционеры.  Для русских это не выход – на солнце нам жарко, а под кондиционерами мы простываем. Тень дерева или прохладный мраморный пол храма – вот, что приносит облегчение в жаркий полдень!  Это место оказалось именно таким, зелёным, тенистым и прохладным.  Мы приняли участие в храмовой службе, сделали небольшое пожертвование и оставили традиционные записки с молитвами на ветвях старого дерева.  Тут мы увидели западную  семейную пару, красившую стены храма и впервые задумались, как эгоистично, по- детски ведём себя в святых местах. Мы приезжаем наслаждаться, отдыхать, получать…  Стало неловко от того, что мы просто бездельничаем.  Ещё  в Новосибирске один мой знакомый спросил: «Много денег взял с собой? В святых местах надо жертвовать, чаще всего, это единственное что мы можем там сделать хорошего».
В полдень отправился к храму Джаганатхи. У самых ворот меня за руку взяла маленькая девочка, лет пяти-шести, у неё были огромные темные глаза и  пышная копна волос. Я огляделся, но родителей её не увидел, девочка, держа меня за руку, провела через всю площадь  и молча ушла. Я ожидал, что она попросит денег (белые люди воспринимаются тут как ходячие кошельки)… Она тут же пропала из поля моего зрения, а в голове возникла мысль «Было бы здорово, если бы у меня была такая дочка».
Дойдя до телефонной будки, с IP телефонией, я набрал домашний номер моей мамы. Она так обрадовалась! Я говорил, что купил подарки, а она слушала шум улицы за моей спиной и спрашивала: «Это так у них шумно? Вот интересно…».
Мы неплохо адаптировались в Индии, стали понимать местный юмор, распознавать обман,  торговаться.  Когда ты расслаблен, доброжелателен, общителен и уверен в себе, отношение  местных жителей сильно меняется, тебя принимают как своего.  
Мы с Денисом делали снимки у статуи Шри Чайтаньи на Сиа роад , когда к нам с серьёзным видом подошёл индус и сказал, что фото съёмка платная и стоит 10 рупий(тут и правда бывают такие места),  мы засмеялись, тот не выдержал,  тоже рассмеялся и  ушёл.

Чувство такое же как на школьных каникулах в  детстве – считаю дни до 1 сентября и не верю, что придётся прощаться со свободой, летом,  друзьями.


День тридцатый, 2 апреля
Утром вся группа  поехала к озеру Нарендра Саровар, я не купался, т.к. вода казалась довольно грязной. Зря наверное. Потом мы с Энвером  Хаджимуратовичем вышли на широкую  храмовую улицу (она идёт от храма Джаганатхи до храма Гундичи) и стали искать астролога, нам сказали, что он живет в доме напротив храма Масима. Один рикша сказал, что знает, где это и мы поехали, каково же было удивление, когда он привёз нас к воротам храма Гундичи.  Стали спрашивать у других рикшавалов и нам показали в обратном направлении, наш вело рикша был худ,  стар и еле крутил педали, нам было его жаль, однако мы ясно понимали, что для него эта работа единственный шанс принести вечером хлеб в дом.  Дорогу уточняли,  раз пять и в результате, оказалось, что рикшу мы взяли прямо под окнами нужного нам дома!  Когда водитель это понял, он погрузился в депрессию и отказался от денег, понимая свою вину. Огромных усилий стоило убедить его взять наши деньги.

В    доме астролога нас встретила его дочь и сказала, что отец уехал в Калькутту на неделю.  День  не задался.  Прошли немного пешком,  до магазина одежды и зашли в его прохладные залы, Энвер Хаджимуратович выбрал  два красивых сари для своей матери, а мне понравилось хлопковое зелёное сари, и я его купил Лене.  Полуденный зной нас добил – пришлось брать рикшу и ехать в отель. По дороге к нам пристал продавец сувениров, он бежал за рикшей и предлагал вырезанные из камня 10 аватар Вишну, причём дорого, но по какой-то причине, мой спутник остановил рикшу, забрал у меня долг,  сбил  цену в пару раз и купил сие произведение со словами: «Вот, хороший подарок будет».  В результате, действительно, все остались довольны.
В эти дни наши отношения в группе стали более близкими, беседы долгими и откровенными.  
Вечером, после шикарного ужина, пошли с Руфатом на прибрежный рынок, он хотел взять жемчуг в подарок. Я вначале просто глазел на камни, серебро, жемчуг, а потом понял, что это неплохие подарки, т.к. цены были очень доступные. Например,  нам  предложили «натуральные»  бриллианты в два карата за 100 рупий, мы от души посмеялись и купили два по 50 рупий.  
Ради интереса я отдал эти камни на экспертизу, и оказалось, что это не стекло (как мы думали), а белые  топазы  с хорошей огранкой под американский бриллиант  и купили мы их очень выгодно.
Тут я вспомнил про начальника исправительной колонии, который меня отпустил в эту поездку, когда я сдавал дела, он сказал: «А я ведь был в Индии,  только видел её в перископ». Мой шеф служил на атомной  подводной лодке…  По такому случаю я взял две очень красивые жемчужины – Володе Кузнецову и шефу.
Вечером было хорошее настроение, посмеялись над своими покупками и легли спать, в добром расположении духа.


День тридцать первый, 3 апреля

Утро принесло солнечную погоду, синее небо и спокойный океан. Как проснулся,  только и хотелось, что петь и отплясывать, что я и делал.  Долго ждал пока Денис зайдёт за мной (договорились  с утра идти в храм Тота Гопинатха), не выдержал, поднялся к ним в комнату на втором этаже. Надо сказать, что Николай Афанасьевич (сосед Дениса по комнате) отличался от других участников группы: он не был кришнаитом, был старше нас, солиднее… Торговцы и попрошайки всегда выбирали его  объектом своих нападок, в их глазах, этот седой солидный мужчина, выглядел как настоящий богач! Николай Афанасьевич по этому поводу делал обобщения и у них возникали длинные философские беседы с Денисом на эту тему. Чему я и стал свидетелем.  
В храме Тота Гопинатха мы попали на утреннюю службу, получили махапрасад (привезли его потом в Томск) и побрели обратно. Уходить не хотелось, это какой-то  особый храм, в нём мало людей, прохладно, слышен шум моря,  а главное, становится очень спокойно.  Обратная дорога проходит мимо не застроенного района, напоминающего песчаные дюны и,  на какой-то момент, будто оказываешься не в Пури, а африканской или арабской пустыне.  Проходя мимо кафе, увидели завтракающих Руфата и Энвера Хаджимуратовича, посидели за компанию с ними, а потом пошли в место под названием Гамбхира. Вообще это комната 3 на 2 метра, в которой жил Шри Чайтанья, но сейчас там музей и храм.  Там всё можно посмотреть,  но  только из далека , комната не открывается для посетителей, кругом решётки… Зато мы стали свидетелями исполнения двумя местными брахманами очень красивого бхаджана (молитва в виде песни).  Выйдя на улицу, мы отправились, куда глаза глядят, весь город производил нереальное впечатление, мы оказались, как будто на другой планете. Согласитесь, очень интересно, когда ты не знаешь, что ждёт тебя за очередным поворотом узкой восточной улочки…  Встречались  красивые дома, как дворцы в миниатюре, небольшие  причудливые храмы, пустыри, базары, лавки… Самые необычные приобретения я делал в таких лавках, в дали от шумных туристических маршрутов, торговцы не спешат и подолгу могут общаться, рассказывая любопытные истории.
Вечером, за ужином,  делились впечатлениями, потом пришла Вика и рассказала о странном сне сына Максима: он постоянно напевал «Джая Нарасимха» и ночью, во сне увидел божество Нарасимхи и тот спросил у него «Чего ты хочешь?» и в этот момент Максим проснулся… Сам Максим подтвердил рассказ матери и принялся в деталях описывать самого Нарасимху.  Бывает же такое!  Весь вечер смеялись и шутили, но на сердце была грусть -  завтра, нам с Руфатом, уезжать в Калькутту.


День тридцать второй, 4 апреля
Погода очень подходила этому дню, было пасмурно, иногда накрапывал дождь. Вещи пришлось собрать и перенести в другую комнату, т.к. чек аут в полдень, а поезд вечером, не охота платить за лишние сутки. За завтраком мне сказали, что есть тут неплохой хиромант, и я отправился к нему на приём. Пожилой индус уделил мне минут сорок и рассказал, что проживу я 72-75 лет, будет у меня одна жена, двое детей, свой дом, а опасаться следует травм, и заболеваний пищеварительной системы, проблему он увидел в негативном влиянии Сатурна…  Потом добавил с грустью: «За всю жизнь тебе никто спасибо не скажет, хотя ты столько добра людям сделаешь»! Как такое можно увидеть по ладони? Старик долго рылся в каком-то мешке,  вытащил от туда  небольшую серебряную кавачу (оберег) и сказал, что она может нейтрализовать влияние Сатурна. На том и расстались. В отеле,  Денис  услышав мой рассказ, тоже захотел получить прогноз и я его проводил к хироманту.  Тут, в Пури, я познакомился с весёлым парнишкой из Сербии, он обещал сделать нам с Леной гороскоп, когда будет в Белграде и оставил свой электронный адрес.
Провожали до вокзала нас Денис, Максим и Энвер Хаджимуратович.  
Почему у меня такое чувство, что я больше не вернусь?  
Через одиннадцать лет, я вижу объяснение этому. Как невозможно дважды войти в одну реку, так невозможно повторить  то, что было и вернуться в ТОТ Пури. После  я бывал в Пури много раз, и всегда искал улицу или дверь, через которую попаду в Тот Пури. И не находил.  Возможно, у меня всё впереди, а тогда на перроне вокзала, я хотел остаться и жить в этом волшебном городе, что бы Лена была со мной, провести здесь последние дни своей жизни.


День тридцать третий, 5 апреля
Преимущество поезда Пури экспресс в том, что вся дорога ночью, мы уснули в Пури, а проснулись на станции Хаура (Калкутта), спасибо Михаилу Родюкевичу, он одолжил мне свой спальный мешок и всю поездку это меня спасало, ночью в поезде было очень холодно…
Вышли из поезда в 9 утра, отбились от носильщиков, и стали торговаться с таксистами, когда те поняли, что мы знаем цены, успокоились и отвезли в уже знакомую гостиницу на Альберт роуд.
На этот раз нас поселили в самом лучшем номере, пока портье нёс наши вещи, он всю дорогу цокал языком и раскачивал головой, в знак того, какой шикарный нам достался номер…  Номер был хорош, третий этаж, просторный,  две кровати, кондиционер, горячая вода и т.д.
Весь день мы посвятили хлопотам, оплачивали лечение, бронировали машину для перевозки, покупали билеты, нам помогал врач местного ISKCON, индус по имени Ганга Нараяна, пожалуй, без него у нас ничего бы не вышло. Они с Руфатом очень подружились.
По Калькутте мы передвигались  на метро, в сопровождении Ганга Нараяны, метро очень понравилось – тут не жарко, быстро, дёшево.  Когда ехали первый раз, вошли в вагон, и я заметил, что все не меня странно смотрят, и тут до меня дошло что вагон метро делится на мужскую и женскую половины! Я быстро передвинулся и отметил, про себя, что это удивительно и очень удобно.
Вернулись в отель уже очень поздно, и поняли, что ничего не купили в дорогу из еды.
Руфат обнаружил, что в проулке есть дяденька, который гладит вещи (за небольшую плату в пять рупий), хотя он пользовался чугунным утюгом на углях (!!!) он воспользовался это услугой, и был очень доволен, что говорить, человек в выглаженной одежде, это Человек!


День тридцать четвёртый, 6 апреля
Утром собрали вещи, вызвали такси и поехали забирать Т.И. из клиники. Там нас уже ждала спец. машина,  типа нашей скорой помощи.  Погрузив лежачую больную и вещи, выехали на вокзал, там пришлось ожидать прибытия поезда около часа, санитары занесли Т.И. в поезд на носилках и положили на нижнюю полку.  Какое облегчение, мы в поезде!
Дорога была скучной, в поезде стояла жара и духота. Непрерывный поток торговцев  чаем, фруктами, едой… Пришлось завесить проход простынёй, так не принято, но индусы отнеслись с пониманием, когда узнали, что мы везём женщину со сломанной ногой.  Ближе к шести часам вечера, к нам подсел хинду со светлой кожей и европейской внешностью, он явно хотел завязать разговор и начал задавать вопросы…  О себе он рассказал, что фермер, живущий неподалёку, шиваит. Нашему попутчику так понравился разговор, что он начал всем в вагоне рассказывать: «Тут едут русские, один из них доктор, другой военный, а леди сломала ногу, а вообще они приехали в святые места…». Скоро, нас уже окружили  интересующиеся индусы.  Разговор вел Руфат Омарович, я же делал важный вид, соответствующий русскому офицеру. Когда Руфат цитировал шлоки из индийских священных писаний, народ  начинал покачивать головами и цокать языками, в знак одобрения и восхищения. Всё это продолжалось до позднего вечера, и произвело неизгладимое  впечатление на всех участников дискуссии, Руфат, я так думаю, никогда этого не забудет, наши попутчики обменялись с нами адресами… Что бы понять, что происходило в вагоне и почему я придаю этому значение, поясню: большая часть хинду выглядела очнувшимся от долгого сна, ошарашенными…  Фермер Ашок Кумар сказал: «Спасибо, что вы приехали в нашу страну и рассказываете о великой ведической культуре,  напоминаете нам… Я обязательно стану следовать этому».
В Индии, как и в России, забывают и не ценят того, что имею – родную культуру. Они знают гораздо больше нас, им всё это доступнее и привито с детства, но под влиянием  запада забыто и обесценено. Ведическая культура связывает наши страны, в древности, мы находились в едином культурном пространстве и это сильно чувствуется…  Один студент, из браманической семьи, рассказал мне, что у них в роду есть древние книги, где сказано, что их предки относятся к ариям и пришли с севера, т.к. этот  народ терпел бедствие и есть легенда, что у царя провинции Варансаси заболела любимая дочь, она угасала на глазах, ни один врач не мог помочь ей, пока не пришёл старец-отшельник и не рассказал, что ему было видение о северном народе, ищущем новый дом, и если царь примет их, то  вернёт здоровье дочери.  Царь послушал мудреца и отправил гонцов на север, которые вернулись с новым народом – высокими, белыми людьми. В эту историю не сложно поверить, т.к. в Индии можно видеть два типа людей: первый с чёрными волосами, низкого роста и очень тёмной кожей, второй – высокие и светлокожие.  Исследования американцев показали, что это два разных народа…  Так же есть сходства в именах исторических личностей и богов, индийский царь Арджуна, один из знаменитых братьев пандавов, после битвы на Курукшетре стал царём северных земель, в русских ведах упоминается царь Яруна. Кришна – Крышень, Вишну – Вышень…  Мне рассказывали об одном пожилом знатоке санскрита, из штата Бихар, попавшем в Москву по делам, так он по приезду домой сказал: «Мне было почти всё понятно, о чём говорят русские, у их языка санскритские корни, только я не мог отвечать…».
Мы остро чувствуем языковой барьер, Руфат побожился, что выучит английский язык!
Тамара Ивановна страдает от неподвижности, иногда садится, иногда встаёт, часто прост пить .

День тридцать пятый, 7 апреля
Под стук колёс спалось  чудесно! День был скучный, купили немного варёного риса и сабжи, наесться фруктами и сладостями невозможно. Пришлось сменить одежду, тут много пыли и грязи, все чёрные как черти. Самочувствие и настроение у всех нормальное, Т.И. терпит наши шутки и только отвечает: «Ну, хватит об этом!».  Ей тяжело. За окном однообразные пейзажи. Как замечательно, когда у тебя есть чётки и мантра, медитация - полезная штука, в любом месте в любое время для тебя нет томительного ожидания.  И вот мы прибываем в Дели.
Нам помогли носильщики,  но обманули и стали требовать больше денег за свою работу, вмешались таксисты и кое-как  мы сторговались  со 150 до 90 рупий.  Нашли небольшой отель  в районе вокзала и поселились туда.  Нас опять приняли за американцев и заломили цены, пришлось объяснять…  
Гостиница жуткая, но деваться нам некуда, наш ценный груз лишает нас мобильности и возможности торговаться, все понимают – этим ребятам некуда деваться, а значит заплатят.
Вечер посвятили стирке вещей, заодно и номер помыли.  Тут есть телевизор, для нас это уже странная, давно забытая штука, пару часов смотрели фильм на английском, надоело, легли спать.


День тридцать шестой, 8 апреля
Тамара Ивановна отпустила нас во Вриндаван (это место паломничества в 3-х часах езды от Дели).  Как приятно одеть чистые вещи!  Договорились о сиделке и комплексных обедах для Т.И., купили ей фрукты, орехи, печенье и бутилированную воду на всякий случай.  Пока ходили по магазинам, купили фисташки – никогда таких не пробовал, очень крупные, свежие и вкусные.  Узнали у портье как добраться до офиса нашей авиа компании, и пошли искать рикшу, нас опять пытались обмануть, но мы быстро нашли приличного извозчика и через десять минут уже были в нужном месте.  Нам нужно было проставить даты вылета в билетах, т.к. они были с открытой датой, и это заняло не более 20 минут. В офисе авиакомпании было приятно, работал кондиционер.  Рядом с нами сидела женщина из Ирана лет,  30-35 в хиджабе, все пальцы рук у неё были в золотых кольцах, и она поглядывала на нас, мы были тут жуткой экзотикой, и это было забавное чувство.
Выйдя на улицу, мы ощутили себя совершенно свободными людьми,  и нас потянуло к палатке с прохладительными  напитками, так мы пропустили два наших автобуса № 490. Я пил натуральный лимонад, а Руфат мандариновый сок с чёрной солью…  Нам было хорошо, т.к. этот район Дели напоминал Новосибирск, с его  высотками, широкими проспектами, тополями и общественным  транспортом.  Был полдень и улицы пустовали, это добавляло схожести и даже разбудило тоску по дому.  Было такое чувство, что нас все вокруг обожают, нам улыбались, подошёл мужчина и спросил,  откуда мы, услышав ответ, обнял, пожал руки и сказал, что-то вроде: «Добро пожаловать».

Но вот подошёл очередной автобус, и мы поехали к храму Слава Индии, после посещения которого,  планировали уехать во Вриндаван.  В автобусе была группа хулиганистой молодёжи, они шумели, но мгновенно успокоились, услышав окрик взрослой женщины. Тут пожилые люди имеют вес в обществе, и никто не пройдёт мимо несправедливости. Мы это давно поняли и часто просили решить наши споры с жадными таксистами, люди так жарко начинали их ругать, говоря: «Как вам не стыдно, они гости нашей страны, что они подумают про Индию?!», и униженный таксист, спешил спастись бегством.  
Храм был закрыт, а ждать до вечера мы не могли, в ресторане было дорого, и мы голодные побрели на автобусную остановку до Матхуры (город рядом с  Вриндаваном).
Отдали 70 рупий за билет и через пару часов были уже в Матхуре, где сели на моторикшу и за 10 рупий доехали до самого Вриндавана.
Сразу нашли храм ISKCON Кришна Баларам мандир, от восторга  дух захватывало, мы его видели только на картинках. Очень красиво, кругом белый мрамор, тонкая резьба по камню.  Храм был закрыт и мы пошли в кафе,  как говорится, детское счастье…

Позвонил в Томск Лене. Она уже считает дни до моего возвращения, ну и я тоже.
Нашли себе жильё, небольшой домик с  шикарной лужайкой.  Мы не верили, что попадём во Вриндаван. Дели кажется адом по сравнению с этим замечательным местом.  Конечно, мы были в храме, осмотрелись,  в округе и всюду было так замечательно, но запомнился один случай.
Я отправился к фруктовой лавке купить арбуз, и не расслышав цену, подумал, что мне  хотят продать арбуз за 50 рупий/кг,  (хотя продавец сказал фифтин, а не фифти, как мне показалось) начал торговаться, потратил полчаса, и не смог сбить цену, убеждал лавочника, что в Дели арбузы дешевле, а он мне говорил: «Вот и езжай в свой Дели, а тут Вриндаван!».  Вовремя этой беседы, подошёл смуглый, худощавый мальчуган,  лет  десяти, в одной набедренной повязке, и обнял меня, это был сын продавца фруктов. Я почувствовал, как бьётся сердце этого пацана,  был тронут  таким поступком  и даже подумал: «Какой замечательный ребёнок, вот бы мне такого сына!».  Купил арбуз, получил сдачу, понял, что я полный идиот, и поумневший, счастливый пошёл к своему домику.
Тёплый вечер за столом на травяной, свежескошенной лужайке в кругу друзей, сладкий как мёд арбуз, стрекотание цикад,   дополнили день, сделав его самым идеальным днём самого счастливого человека.


День 37, 9 апреля
Проснулся в 4 утра, ночью покусали москиты. Пока Руфат принимал омовение, отправился к храму и по дороге, случайно,  встретил нашу группу, которая приехала раньше и теперь отправлялась на парикраму вокруг священного холма Говардхан. Мы с Денисом вернулись за Руфатом, собрали вещи, сдали ключи и поехали на Говардхан (нам нашли пару мест в машине).

Говардхан – огромный холм с лесами, храмами, озёрами… Обойти его пешком можно за часов десять.  В пять утра мы были у отправной точки парикрамы – озера Кусум саровар. Каменное обрамление озера с мостиками и арками, шикарный храмовый комплекс с противоположной стороны, вызвали восхищение.  Мы выслушали легенду об этом месте, и пошли дальше, по часовой стрелке, вокруг холма. Утром было тепло (около 24С), ноги утопали в очень мягком и прохладном песке, мы шли бодрым шагом. К часам десяти стало жарко, в одиннадцать ноги обжигало, как на раскалённой сковороде и я одел тапки.   Проходя лес огромных, трёхметровых кактусов, я увидел как павлин бежит с необыкновенной скоростью, через заросли в ста метрах от нас, но когда я окрикнул всех остальных его уже и след простыл, мне никто не поверил, что такая большая, величественная птица, может носиться как курица.  И действительно, остальные встречающиеся павлины, расхаживали важной походкой,  и мне говорили: «Ну, хватит врать, как такая птица может быстро бегать? У них один хвост чего весит!».  Я косо посматривал на павлинов … Нам очень понравилось место под названием Удхава кунда, нам были рады, напоили холодной водой, разрешили искупаться в озере.

Посидев полчаса в тени храма, мы продолжили поход. В этот день, женская часть группы достигла предела своих физических возможностей, я видел, что все шли глядя в одну точку и совершенно автоматически, жара достигала 45С в тени.  Постоянно хотелось пить.  Всё выпитое выходило с потом.
На Радха кунде нас атаковали торговцы, дети, священники, предлагающие свои услуги. Интересное дело, если злится и отмахиваться, то становится только хуже, но если проявлять к ним внимание, улыбаться и разговаривать, сразу ситуация меняется и все прекращается. Это можно сравнить со вступительным экзаменом в это святое место.
Когда мы завершили круг у Кусум саровар, мы были чуть живые и всё же пошли купаться.  Вода мгновенно сняла усталость!  Было страшновато, в озёрах водились черепахи размером в 1,5-2 метра и они кусались, плюс оставалась возможность разбиться о черепаху, прыгая с  пятиметровых мостиков.  Черепахи иногда медленно всплывали, как огромные подводные лодки, а через секунды уже уходили на глубину. Предания говорят, что это озер не имеет дна…  А я, не умея плавать, всё же прыгнул в него.  При вхождении в воду, отбил левую руку, потом  увидел, как вокруг темнеет и становится холодно, на мгновение я замер, но вода начала меня выталкивать к поверхности, к солнцу и я выплыл на берег. Рука была красная и вся горела.

Нам рассказывали историю, как один русский парень веселился и купался на одном из священных озёр, его предупреждали, что это опасно, но он не слушал и в результате разбил голову о панцирь гигантской черепахи, сломал шею и пока его везли на скорой по дороге в Дели, умер.
Говорят, оставить тело в святом месте большая удача, но как видно, это не просто.
Возвращаясь назад, наш девятиместный  джип Тата Сумо, с двумя деревянными  скамейками в багажнике,  остановился перед закрытым железнодорожным переездом. Мы ждали минут сорок, жара была невыносимая.  Когда поехали и появился ветерок, облегчения это не принесло, ветер обжигает жаром.
Поездка на Говардхан была тяжёлой, однако  трудности ни на секунду не смогли затмить радость соприкосновения со святым местом.

День тридцать восьмой, 10 апреля
Будильник прозвенел в четыре утра, но встать с кровати я не захотел…  Вчерашний день  сказался.  Провалявшись до семи часов,  отправился сразу завтракать.  Наследующий день, мы должны улетать домой, нужно успеть все дела. До обеда  мы с Руфатом  ходили по базару со списком заказов, потом Руфат уехал к реке Ямуне, а я делал последние покупки, купил всё кроме чёток для Лены.  В полдень настал жуткий зной, лавки закрылись до вечера  и я вернулся в нашу с Руфатом комнату, но обнаружил, что она закрыта, а Руфат ушёл с ключом.  Прождав больше часа, я оставил вещи у соседки. Наша соседка выглядела очень уныло, даже обречённо. Это одинокая  русская девушка, лет 25-27, бледная, замотанная в сари с головой, она ни с кем не разговаривала, жила тут уже много месяцев.  Во Вриндаван часто приезжают неизлечимо больные люди, что бы провести здесь последние дни жизни… Мы  подозревали, что это тот самый случай.  
Из-за жары пьём воду непрерывно (7-8 литров в день), вода в душевой горячая, т.к. ёмкости находятся на крыше, но мыться в холодной воде  нельзя – тело воспринимает разницу температур и облегчение приходит после обливания горячей водой, воздух начинает казаться прохладным.
Голова плохо соображает, но отправляюсь на парикраму по главным храмам Вриндавана, с Энвером Хаджимуратовичем.  Вриндаван называют городом 5000 храмов, но сюда едут не любоваться архитектурой, а общаться со святыми и слушать о детстве Кришны, который тут родился и вырос 5000 тысяч лет назад. Тогда, это была небольшая деревня, а Кришна с друзьями пас телят…  Сейчас от деревни мало что осталось. На меня произвели впечатление два храма – Радха Модана Мохана и Радха Говиндаджи, все они несли жуткие отпечатки следов завоевания Индии  мусульманами.  При этом,  сохранили свое величие.  Я понял, что должен вернуться сюда, не возможно  понять это место за пару дней.
К вечеру у нас начинают сдавать нервы. Денис поругался с телефонистом, который обманул его на 10 рупий (раньше это вызвало бы только улыбку), Руфат обиделся на меня, когда я сказал, что все наши планы не правильные, а я сам по себе и ключи надо оставлять у администратора…
Кто бывал в святых местах, догадывается, что начинает происходить после таких поступков.
Я в тот же вечер, отравился пирогом и провёл всю ночь в обнимку с унитазом, Руфата боднула корова…


День тридцать девятый, 11 апреля
Бессонная ночь привела к полному изнеможению. Слабость,  желудочные спазмы.  Отношения с Руфатом испортились и это хуже всего, он едет за Т.И. в Дели с Денисом.
Уже надо ехать в аэропорт, но у меня не куплено самое главное – чётки для Лены, найдя  велорикшу, еду на базар, и о чудо, нахожу желаемое за 300 рупий (очень дорого, но торговаться нет времени).  Не подумайте, что тут трудно найти чётки, но я искал из настоящего дерева Туласи и определённой формы, размера…
По дороге обратно, встречаю Андрея и Лену – они вернулись с Ганга сафари. Даже нет времени поговорить, но это и не требуется, они похожи на призраков – уставшие, худые, глаза впалые.  Явно, сафари было трудным.
Приборка в комнате, сбор вещей, сдаём ключи. Мы стараемся всё делать аккуратно и в срок, т.к. по нам тут  судят о всех русских.
Денис не захотел ехать за Т.И., и мы с Руфатом опять в одной упряжке. Дорога повторяется, рикша, автобус, моторикша, отель.  Опять рикша пытается нас надуть, когда договаривались о цене, он сказал 70 рупий, по прибытии, добавил слово: «С каждого!», позвали прохожего, показали маршрут на карте, тот начал кричать на водителя и качать головой, что нельзя так обдирать людей, рикша начал оправдываться, что это американцы, с них не убудет…  Мы, хором, сказали, что мы русские и сейчас позовём полицию. Рикша ретировался.  Денег почти нет, боремся за каждую рупию.
В отеле, мы похожи на два вихря: один ловит такси и забирает документы, второй собирает вещи и готовит больную к перевозке.  Сорок минут до начала регистрации.
В спешке, забыли в отеле костыли, Т.И. в гневе.  Прибываем в аэропорт Индиры Ганди в 19-00 и сразу проходим регистрацию.  Забавная ситуация, таможенники  обыскивают нас и улыбаются, потом не выдерживают  и просто обнимают  со славами «Радхе, Радхе»!  (Традиционное приветствие жителей Вриндавана).  Очень трогательное отношение, редко в своей жизни можно встретить дружелюбных таможенников.
Ждём посадку. Боже! Какое облегчение, мы уже почти дома!  О Тамаре Ивановне позаботились индусы, её забрали в VIP зал, предоставили кресло-каталку и доставили отдельно на самолёт. Нам даже ничего делать не пришлось.
В самолёте,  были рады ещё одному обстоятельству, нас очень вкусно накормили: рис, сабджи, панир, пури, дал, бурфи, крекеры, свежие овощи. Или было очень вкусно или мы были очень голодны.  Рядом сидел индийский бизнесмен, летевший в Бишкек, он свободно  говорил на русском,  и было не скучно лететь.


День сороковой, 12 апреля
Прилетели в Манас в 2-30 ночи, в зале ожидания +18С, для нас это уже холодно. Таможенники ведут себя очень злобно, перевернули весь багаж, достают вещи и спрашивают: «Зачем тебе это?  Ты кем работаешь? Твоим родителям не стыдно, что они тебя родили?». Провоцируют.  Любой грубый ответ будет использован для задержания, личного досмотра и вымогательства.  Выйдя из зоны досмотра, мы оказались в иной реальности: нас окружили пьяные киргизы, проститутки и таксисты.  Нам пришлось ждать заказанный  автобус несколько часов, всё это время я общался с нетрезвым киргизом лет 45, который предлагал «услуги» по нашей охране, сохранности наших вещей и т.д.   
Приехавший автобус (кстати, очень комфортабельный мерседес) избавил от этой компании и мы поехали через горы,  разгорался  восход, а воздух был сладким от запаха цветов – мы ехали через цветущие горные перевалы.
В Алматы нашего киргиза  водителя задержала казахская милиция, его долго держали в патрульной машине, вернувшись, он сказал, что у него вымогали деньги, и пришлось заплатить.  
На вокзале, нас ждала та же участь, подошёл патруль и забрал у всех паспорта, пока  я смотрел расписание. Пришлось мне идти в отделение милиции и требовать вернуть документы, он  попросили за эту услугу 100$, но когда я достал служебное удостоверение и попросил сделать отметку в отпускном удостоверении, сказали: «Брат, что сразу не сказал? Мы со своих не берём!».  Хотелось сказать, кто им брат…  Но, домой хотелось больше.
Поняв, что моё удостоверение здесь производит  впечатление, я стал им размахивать перед носом каждого проверяющего, со словами: «Эти десять человек со мной», и это работало! Настроение улучшилось, а вся группа проявляла чудеса терпения, выносливости и заботы друг о друге.


День сорок первый, 13 апреля, экадаши
Вагон забит товаром, проводники везут контрабанду кроссовок, людей в два раза больше чем мест, спим по очереди.  После прохождения таможенного досмотра у проводников праздник, они напились до бессознательного состояния. Дело в том, что на казахской таможне они дают «откаты», а русские просто забрали бы весь нелегальный товар, но на русской таможне не было начальника, и досмотр имел символический характер.
Я заболел, температура, жар, головная боль.  В час ночи, Денис уступил мне место, и я лёг спать.


День сорок второй, 14 апреля
Прибытие в Новосибирск в 5-30, на улице -18С.
Пока мы выходили, состав тронулся, Денис и Николай Афанасьевич выскочили на ходу. В поезде остались: Т.И. и Руфат. Перенесли вещи на вокзал и узнали у дежурного, куда делся наш вагон, сказали искать в отстойнике…  Взяли газель и поехали туда, Руфата и Т.И. в вагоне уже не было, вернулись на вокзал, там нашли Т.И. – Руфат  ушёл нас искать.  Решили его ждать тут, через минут 15 доктор вернулся. Погрузили Т.И. в газель и поехали в Томск. Как обычно, остановились в Болотном,  перекусили,  а в 12-00 были уже в Томске. Завезли Тамару Ивановну  домой.
Попрощались, договорились встретиться…
Дома никого не было, квартира показалась незнакомой. Помылся, собирался в поликлинику, брать больничный лист, но тут пришла Лена. Жена первым делом, спросила: «Что с тобой? У тебя глаза чёрные, напряжённые…». Пришлось объяснять, что это просто стресс.
Пять дней я не хотел выходить из дома, у меня была депрессия.  Приехал дежурный помощник начальника колонии, узнать,  куда я пропал, увидев меня, похудевшего на двенадцать килограммов, больного, он всё понял и доложил, что юрист смертельно болен (это была единственная уважительная причина не явиться на службу). Доклад, похоже, был настолько красочным, что по выходу с больничного, сослуживцы обходили меня стороной, опасаясь  заразится гриппом  или «ещё какой чумой», а шеф сказал: «Если надо, бери больничный на сколько хочешь».
Тут, в России, многое стал понимать:
Мы не ценили, не замечали всё то хорошее, что как норма жизни нас окружало в Индии. Свинцовое, низкое небо, отсутствие солнца, холод, а главное безрадостные люди – заставили вспомнить тепло и улыбки Индии.
Как ни странно, приходит понимание, что моё место тут, в России. Теперь я знаю, что я люблю свою родину и знаю за что.
Все те дни, в Индии, я был в гостях. Хозяин заботился обо мне, оберегал, вёл, я был подобен  ребёнку, а может быть  ёжику,  упавшему в реку и плывущему на спине по течению,  в ожидании берега.
Со временем, оглядываясь на наши испытания, мы видим только приключения.


Выражаю благодарность:
Энверу Хаджимуратовичу Измайлову,
Руфату Гайсаеву, Андрею Дворецкому, Максиму Алексееву,
Денису Ведерникову, Николаю Афанасьевичу Родькину, Владимиру Кузнецову, Жибек Букаровой, Елене Львовне Новиковой, Виктории Алексеевой, Елене Андрейченко, Людмиле Фёдоровне Кожевниковой, Римме Артуровне Кармадоновой,  Тамаре Ивановне Кряжевой, Туртушовой Надежде и  Елене Рябчук.




Томск

Яндекс.Метрика